27.10.2021

SportPress — Toredo

Все о футболе

Бернар Тапи: бизнесмен, шоумен, политик, артист, преступник или просто «босс»

1 min read

Фото — lequipe.fr

Бернар Тапи принял последний вызов в возрасте 78 лет, он сражался отважно, как обычно, но проиграл, и это окончательно. Маленький парижанин, ставший великим марсельцем, навсегда вошел в историю марсельского «Олимпика» и всего французского футбола. Его будут помнить во многом благодаря победе ОМ в Лиге чемпионов, но не только за это следует отдать дань уважения одиозному, но целеустремленному человеку.

— К нам в отдел поступает преступник. Настоящий преступник, великий виртуоз криминального мира. Ну, догадайтесь, кто он?
— Бернар Тапи?!

Из к/ф «Такси-4»

Большой босс

Обычно период расцвета клуба и, тем более, конкретный триумф связывают с именем какого-то тренера или вожака команды, на худой конец, говорят о талантливом поколении, если сложно выделить кого-то одного. Величайшую страницу в истории «Марселя», включая покорение европейской вершины (что ни до того, ни пока что после не удавалось ни одной из французских команд), вне всякого сомнения, написал Бернар Тапи. Доказательства? Их есть у меня.

Переход Криса Уоддла из «Тоттенхэма» в «Марсель» в сезоне-1989/90? Бернар Тапи, приехав понаблюдать за игрой Пола Уолша, и в итоге уговорил английского нападающего перебраться через Ла-Манш. На тот момент это был третий по цене трансфер после Марадоны (из «Барсы» в «Наполи») и Гуллита (из ПСВ в «Милан»). Уоддл оставил настолько яркий след, что ему аплодировал даже «Парк де Пренс», а болельщики из Прованса в выборе лучшего игрока в истории выше поставили только Папена, хотя «волшебный Крис», как его прозвали фанаты, провел в Марселе всего три года, выиграв три чемпионских титула, но уйдя перед триумфальным заходом в ЛЧ.

Проход «Милана» в четвертьфинале Кубка чемпионов в 1991 году? Бернар Тапи взял на себя инициативу, подсказав Раймону Гуталсу, что Карло Анчелотти является сильнейшим звеном «россонери» в центре и что его нужно нейтрализовать с тем же усердием, что и нападающих Гуллита с Массаро! Бельгийский тренер прислушался и поступил верно.

Бывший президент «Марселя» скончался на 79-м году жизни

Победа в финале 1993 года в Мюнхене? Бернар Тапи был тем, кто обеспечивал спокойствие в лагере провансальцев, отбивая все нападки журналистов, как теннисные мячи. Вспоминает Базиль Боли: «В 1991 году против «Црвены Звезды» мы проиграли финал сами, и Тапи тоже. Потому что он пытался сделать слишком много. Он поместил нас в этот бункер на три дня. Он хотел отомстить после поражения «Бенфике» со знаменитой рукой Ваты. Он подозревал всех: проверял официантов, еду… Было слишком душно. В Мюнхене же все было иначе. Мы уехали в Германию накануне игры. Обстановка была более раскрепощенная, и к финалу мы подготовились спокойно».

А победный гол «Базе» в ворота «Милана» в финале? Бернар Тапи расскажет сам: «Именно я помешал Гуталсу «убить» Боли. Он получил травму, до перерыва оставалось восемь минут, и он хотел покинуть поле. Я был на трибунах с рацией и мгновенно предотвратил это, передав сообщение бельгийцу!». Кстати, бельгийский тренер Раймон Гуталс по прозвищу «Раймон-Наука» – это тоже находка Тапи, который доверил ключи от своей мечты без пяти минут пенсионеру, простившись с Францом Беккенбауэром в середине сезона-1990/91. Согласно одной городской легенде именно Тапи определял состав «Марселя», что Гуталс, конечно, всегда отрицал…

Мало похоже на правду, и, тем не менее, авторитетное прозвище «Босс», данное Тапи жителями Марселя, действительно выросло из футбольной деятельности этого человека, движимого феноменальной спортивной страстью. Он пробовал свои силы в «Формуле 3» в юности, пока не попал в ужасную аварию, затем руководил великой велокомандой «La Vie Claire», выигравшей в 80-х годах несколько этапов «Тур де Франс» с Бернаром Эно и Грегом Ле Мондом. Первые успехи в велоспорте помогли Тапи стать одной из ключевых фигур в ту эпоху. Это было десятилетие шоу, денег, рекламы и коммерции в спорте, культуре, бизнесе или политике, время славных победителей и беспринципных рейдеров. Бернар был частью всего этого, проецируя свою харизму классического Остапа Бендера через СМИ при помощи шокирующих высказываний и эпатажных поступков. И подкрепляя все это раскованным ультралиберализмом, который восторжествовал во Франции после крушения мечты о строительстве социализма.

В 1986 году Бернар Тапи снялся в рекламном ролике, восхваляющем его железную волю и его поистине неиссякаемую энергию, прямо заявив: «Я двигаюсь к чуду!». Хвастовство, но вовсе не пустое, потому что оно обеспечивало Бернару продвижение бренда быстрей, чем его организаторские способности и эффектная внешность (Тапи признавался женщинами Франции вторым красавцем после Делона).

«Я» Тапи просматривалось во всей его внешней деятельности. Его телешоу называлось «Амбиции», его бестселлер – «Победитель», его полу-хит, вошедший в Top-50, – «Réussir sa vie» (фр. преуспеть в жизни). Все – во славу безжалостного индивидуализма. В этом был весь Тапи.

Триумф ценой в 1 франк

Тапи купил «Марсель» за символический франк, как до того другие убыточные компании, которые он успешно возрождал (или «возрождал», как уверяли некоторые несчастные, купившие у него поднятый с колен бизнес). Как это часто бывает с ним, не Тапи отправился искать ОМ, а ОМ нашел Тапи. В декабре 1985 года Бернар пошел на обед в посольство СССР, устроенный в честь Михаила Горбачева (что он там делал?!). Там он встретил писателя Эдмонду Шарль-Ру, которая одновременно была женой Гастона Деффера, мэра Марселя. Пользуясь случаем, она тут же пригласила медиабизнесмена взяться за клуб, недавно переживший банкротство и только вернувшийся из второго дивизиона, клуб, влачивший жалкое существование в турнирной таблице Д1 и остававшийся без титула с 1976 года. И он взялся, но с мечтой о самой высокой планке – победе в Европе. Здесь и сейчас.

Правление Тапи началось с «убийства» «Бордо» Клода Беза. Утащив Алена Жиреса, а затем и Жана Тигана в 1989 году, новый босс «Олимпика» сразу же обеспечил гегемонию провансальцев в Д1. Он иссушал трансферный рынок, аккумулируя на Лазурном берегу французские таланты: Аморос, Созе, Кантона, Веркрюсс, Дешам, Боли, Десайи… Даже национальный герой Франции Жан-Пьер Папен в 1986 году был украден у «Монако» – Тапи сманил форварда повышением зарплаты.

Такой результативности в Лиге 1 не было 39 лет

Тапи был на пике, он получил доступ к практически неиссякаемым финансовым ресурсам, наведя мосты с банком «Crédit Lyonnais» и… социалистами. Президент республики Франсуа Миттеран был без ума от Бернара, который, надо полагать, умел монетизировать даже хейт, не говоря уже о явных симпатиях столь высоких покровителей. «Марсель» закрепился на вершине французского футбола так прочно, как никто со времен великого «Сент-Этьена» имени Роше. Агрессивная спортивная политика и быстрое достижение результатов (загибайте пальцы: четыре титула чемпиона Франции подряд с 1989 по 1992 год, четыре финала Кубка Франции, включая один выигранный в 1989 году, два еврокубковых полуфинала – Кубок Кубков в 1988 году и Кубок чемпионов в 1990-м – и, наконец, финал КЕЧ-1991) позволили «Олимпику» привлечь свои ряды сильных легионеров. Франческоли, Мозер, Пеле, Стойкович, Уоддл, Ферстер, Феллер, Сонни Андерсон перебрались в Прованс и сам Франц Беккенбауэр приземлился на тренерскую скамейку, хотя и ненадолго. Эта стратегия окупилась в режиме «блицкрига», приведя к невероятному триумфу в 1993 году.

Да, прежде чем сделать «Марсель» «первым навсегда», Тапи убрал с дороги конкурентов, разграбив «Бордо», задававший тон в 1980-х, а затем медленно, но верно «убив» «Монако» Жана-Луи Кампора и Арсена Венгера. Венгер позже отыграется, назвав «не очень понятными» маневры марсельского босса после вылета «Марселя» из Кубка чемпионов в 1990 году. «Управление делами клуба в период участия в Кубке европейских чемпионов требует особенного подхода, я не понимал этого. Обещаю, что теперь понял. Это никогда не случится снова!» – отметил Тапи, комментируя руку Ваты.

…Обладая незаурядной внешностью – смесь очарования и презрения, сквозившего из-под бычьего лба – «босс» хитрил и пер буром, умудряясь делать это одновременно. На всех фронтах: как успешный владелец клуба и как политик. Не надо иметь целый арсенал методов, если есть один, но на 100% рабочий. В начале 90-х знамениты бренд «Adidas» переживал период жесткого кризиса, явно уступая успешным компаниям «Nike» и «Reebok». Тапи, в очередной раз вложивший в «хлам» традиционный франк, начал с того, что увел у «Nike» ведущего дизайнера Роба Штрассера – тот как раз повздорил с руководством. Роб заменил логотип с цветка лотоса на знаменитый треугольник с тремя полосами, и это стало первым шагом в возвращении «Adidas» на Олимп спортивной экипировки.

Падение с Олимпа

Понимая, что безапелляционное доминирование «Марселя» во Франции расслабляет его ребят и снижает интерес к самому чемпионату, Тапи, вдохновленный своим маркетинговым гением примерно в 1992 году запускает соперничество, ставшее теперь классическим. Да, вы не ошиблись именно Бернар стоял у истоков «Классико». ПСЖ, набравший силу благодаря инвестициям «Canal +», стал главным соперником «Олимпика» на внутренней арене, но именно босс провансальцев придумал и реализовал идею «непримиримой вражды» конкурентов, задействовав полупровинциальный канал TF1 в комбинации с «Canal +».

Все шло прекрасно, но, воплотив Икара современности, Бернар Тапи сожжет свои крылья, как полубог, подлетевший слишком близко к Олимпу. Жертвуя всем ради своей страсти к спорту снова и снова, Бернар жил футболом и «умер» в футболе. Через год после драмы «Фюриани», которая напрямую коснулась «Марселя» (а также «Монако» и «Бастии») случилась присно памятная история с «Валансьеном», о которой известно достаточно, чтобы еще раз пересказывать факты и домыслы: Тапи в той игре нужна была не столько победа, сколько здоровье лидеров команды, которым предстоял финал против «Милана».

Без болельщиков и на нейтральном поле: известна дата переигровки матча «Ницца» — «Марсель»

Сразу же после мюнхенского триумфа Тапи отправят в тюрьму, а OM – в Д2. Ошибка, заключающаяся в покупке матча, обнаружит слишком агрессивную и слишком навязчивую порывистость человека, потерявшего берега, выражаясь тюремным жаргоном. Эта ошибка украла радость от успеха, но нисколько не нивелировала его ценность. Слезы радости на поле «Олимпийского» сохранили для марсельских болельщиков образ человека, на мгновение нашедшего умиротворение, испытывающего облегчение от того, что сдержал обещание, данное Марселю по прибытии.

В бизнесе не место этике. Это настоящая борьба за выживание, и мы, к сожалению, вынуждены вести себя плохо

Бернар Тапи

Культ победы, вот, что отличает выдающегося президента от легендарного. Спросите любого марсельского фаната о различиях между OM-1993 и OM-1991: «Вы хотите знать, чем отличаются эти команды? Одна из них победила». Вопросы «почему» или «как» останутся за кадром. Максималист Тапи привил культ победы ОМ, и немного позже Эме Жаке извлечет из этого пользу для всей Франции, построив «Ле Бле» в 1998 года на основе «банды марсельцев» (Десайи, Дешам, Бартез, Зидан, Блан). «Мы проложили путь французскому футболу: мы стали первым французским клубом, который выиграл Кубок европейских чемпионов, – настаивает Жан-Филипп Дюран, вышедший на 62-й минуте в финальном матче против «Милана». – Во Франции это раскрепощало игроков, целые клубы, а позже, несомненно, самую сборную Франции. В 1998 году такие парни, как Бартез, Десайи, Дешам, герои Мюнхена 1993 года, излучали уверенность в том, что мы способны победить».

Если Дюран для вас не авторитет, вот вам слова капитана «галльских петухов» Дидье Дешама, сказанные им в чаше «Стад де Франс» 12 июля 1998 года во время интервью TF1: «Что изменилось? Тапи! Мы ему многим обязаны; в «Марселе» мы приобрели менталитет победителя. Мы коснулись того, чем на самом деле является футбол на высшем уровне». Это не дежурная лесть, как можно было бы подумать: в то время бывший президент марсельского клуба был изгоем, недавно освободившись из тюремного заключения, так что нужно было обладать определенным мужеством, чтобы поддержать «босса».

***

Нет, разумеется, мы не собираемся идеализировать Тапи, по поручению которого подкупали судей и футболистов, а также добавляли транквилизаторы в воду и сок соперников. Поражает одержимость и готовность жертвовать всем, прежде всего собой, ради достижения цели. Бернар всегда искал выгоду, но в его случае жажда наживы не имеет ничего общего с алчностью. Он с легкостью расстался со своей долей в «Adidas», когда выпал шанс войти в государственные структуры управления в родном городе. Как и Жак Ширак, Тапи жил только для завоевания власти, использование власти утомляло его очень быстро, когда дело не касалось «Олимпика» или города.

Деньги всегда были для Бернара средством, но не целью. Жан-Поль Бельмондо, покинувший нас месяц назад, всю свою жизнь шел на безумный риск, словно пытаясь вернуть себе детство, которого у него не было из-за войны. Бернар Тапи, будучи на десять лет моложе своего соотечественника, вырос на развалинах разрушенной страны в семье рабочего, «запрещавшего себе смотреть выше станка», в квартирке площадью 20 квадратов без ванной комнаты. Когда-то в детстве он пообещал себе стать успешным, а марсельцы, как никто другой, знают цену его обещаниям. Здесь никогда не забудут того, кто подарил им возможность гордиться своей малой родиной.

Источник